Авторизация

Заполните форму для входа на сайт

Новости

Николай Юров: "Тяжелее всего судить под дулами автоматов" 20 Фев 10:06

Николай Юров: "Тяжелее всего судить под дулами автоматов"

В томском футболе Николай Павлович Юров – личность колоритная и известная далеко за пределами области. Он - самый знаменитый томский арбитр, отсудивший более 50 матчей в высшей лиге чемпионата СССР. В 60-е годы был острым форвардом томского «Торпедо». И почти всю свою жизнь – тренер детских и взрослых томских команд. А вообще, Николай Павлович – настоящий бессменный фанатик томского футбола, каких трудно отыскать. Это признают не только его друзья и знакомые, но даже недоброжелатели, каковых Юров, из-за своего сложного характера, тоже нажил немало.

Сегодня мы хотим поподробнее представить вам этого человека, который не раз входил в десятку лучших арбитров страны, воспитал для томской команды мастеров не один десяток футболистов, начиная с Владимира Помещикова, Игоря Гимро, Владимира Пузанова и других известных игроков, и который всю душу свою отдавал и отдает томскому футболу.

ЗНАЛ ПРИМИНА И ВИДЕЛ БЕРИЮ

- Николай Павлович, где и как вы приобщились к футболу?
- В Северске. Хотя родился я в 1946 году в Томске, но когда мне не было еще и года моего отца (он был военным и занимал должность заместителя начальника колонии в поселке Дзержинском) перевели на строительство будущего города Северска. Его ведь поначалу строили заключенные. А потом уже появился в большом количестве военный стройбат и приехал полковник Примин, который сыграл значительную роль в развитии томского футбола. Он создал знаменитую армейскую команду ГДО, сам отбирал в нее сильных футболистов – преимущественно из Подмосковья. Потом на базе ГДО, куда добавилось несколько лучших игроков Томска, и был создан томский «Буревестник» - первая томская команда мастеров.
Неудивительно, что футбол в Северске был спортом №1, а стадион в поселке Чекист, стал одним из первых сооружений стройбата - потом он стал называться «Юпитер». Я жил почти напротив стадиона, мог наблюдать, как играют и тренируются лучшие футболисты области и, конечно, сам играл в футбол часами.

- Получается, что футболисты ГДО были вашими первыми учителями?
- У меня были еще два старших брата, которые прилично играли в футбол, я за ними тянулся. А вообще, тренерская жилка во мне проснулась рано: я был капитаном и играющим тренером в нашей детской команде. А потом нас стал тренировать Николай Николаевич Просвирин, будущий судья Всесоюзной категории.

Что касается полковника Примина, то он ко мне очень хорошо относился, так как мы жили по соседству, а с его дочкой я даже сидел в классе за одной партой. Помню, при отборе новых игроков в ГДО, он, сидя неподалеку на трибуне и зная мою увлеченность футболом, иногда интересовался моим мнением: «Как тебе этот паренек, хорош? Надо брать!».

Кстати, помимо футбольно-хоккейной команды еще одной гордостью Примина был великолепный ансамбль песни и пляски, который возглавлял заслуженный работник культуры РСФСР Корниенко. Я иногда, как юный танцор,  участвовал в выступлениях ансамбля, даже где-то грамота сохранилась. Так вот, в 7 лет, я выступал на их концерте, когда в Северск приезжал всемогущий Лаврентий Павлович Берия. Ведь он курировал ядерную промышленность страны, и его имя носила первая улица города (ныне Первомайская).

НОВОСИБИРСК УКРАЛ У НАС ФИНАЛ

- Интересно, хотя от футбола мы ушли уже далековато.
- Не очень. Потому что занятия танцами мне пригодились и в футболе. Когда тренер томского «Торпедо» Борис Павлович Хренов заставлял нас, футболистов, проходить несколько сотен метров чечеткой (для лучшего владения голеностопом), то меня всегда ставили в пример.
А что касается юношеских лет, то из нашей команды «Трактор» (ту, что тренировал Просвирин) мы с моим другом Валерой Боровиком получили приглашение в группу подготовки команды мастеров и играли за юношескую сборную области. Команда подобралась очень сильная – помимо нас с Валерой играл Игорь Ясюк и еще несколько хороших ребят, которые потом, к сожалению, не смогли закрепиться в команде мастеров. Соревнования проходили по круговой системе, с разъездами по всей Сибири. В 1962 году мы заняли второе место, а на следующий год должны были стать победителями. У нас была единственная ничья с новосибирским «Сибсельмашем» и отличная разница забитых и пропущенных мячей, но новосибирцы украли нашу победу и финал России! Они перенесли на окончание первенства матч с другим представителем Новосибирска, командой СКА и победили с нужным счетом 17:0. Не очень красиво, конечно, и на финал поехали не мы.

- Валерий Боровик, несмотря на свой талант, не имел по регламенту права играть за мастеров в 1964 году – 18 лет ему исполнилось только в ноябре. Вы же несколько матчей в 64-м сыграли…
- Да мог бы, наверное, и больше. Но я тогда разрывался между футболом и хоккеем. В 15 лет я перевелся в вечернюю школу и уже получал зарплату как хоккеист сборной Северска (официально я числился в РСУ). После окончания вечерней школы я поступил в Политехнический институт – именно потому, что в этом вузе была команда «Политехник», выступавшая в классе «Б». Хоккей тогда перевесил, и я не поехал на тренировочные сборы на юг с томским «Торпедо», так как еще не кончилось хоккейное первенство. Однако «Политехник» просуществовал недолго, и вскоре я целиком переключился на футбол. Даже успел несколько матчей сыграть. Правда, выходил только на замену.

КОМАНДА МОЛОДОСТИ И МЕЧТЫ

- Зато следующий год получился удачным.
- Да, 1965-й – это был наш год! По яркости и эмоциям я бы его сравнил с сезонами, когда «Томь» выходила в первую лигу (1997 год) или даже в премьер-лигу (2004 год). Народ тогда валом валил на стадион, был настоящий ажиотаж. Болельщики ездили на матчи «Торпедо» в окрестные города (в Кемерово даже спецпоезд сформировали), а про поединки на Дальнем Востоке или в Казахстане узнавали по «секретным» телефонам – тогда ведь такой информации, интернета и компьютеров не было.

У нас тогда подобралась очень неплохая команда, лидеры были в каждой линии. В воротах – Сергей Демирджи, в полузащите – Владимир Ченцов, игрок божьей милостью, в защите - Зураб Микучадзе, который, не имея большого роста, но за счет выбора позиции и прыжка, здорово играл головой и мог нейтрализовать любого центрфорварда. Но все же ударной у «Торпедо» была линия нападения: слева играл Боровик, справа – я, а в центре – Абасов и Иценко. И мы разрывали любую оборону соперника, почти каждый забил за сезон по 10 мячей и больше.

- Я помню, что Ариф Микаэлович Абасов тоже считал эту четверку лучшим нападением томской команды за многие годы. Тогда ведь и забили много – 57 мячей за сезон…
- Я думаю, и звезды так сошлись, и тренер Альфред Леонович Тер-Маркаров удачно подобрал команду. Конечно, у него было несколько «легионеров» с Кавказа, но ведь он доверял и молодым томичам. Тер-Маркаров же перед этим был тренером юношеской сборной Азербайджана, которая выиграла первенство Союза. Поэтому, наверное, не боялся делать ставку на молодежь. Нам, троим нападающим, было тогда по 19-20 лет, только Иван Иценко был постарше. Мы играли очень быстро, технично, с выдумкой - у каждого был свой конек, но все вместе это работало на команду.
Поэтому считаю, что Томск заслужил тогда класс «А», хотя место в первом дивизионе пришлось пробивать с подключением областного руководства. Ведь поначалу в класс «А» включили только кемеровский «Кузбасс», который в турнирной таблице был на 9 ступенек ниже нас.

- Но в первом дивизионе оказалось намного труднее?

- Это был, все-таки, уже другой уровень – были сильные команды из Душанбе, Фрунзе, Караганды, Ташкента и другие, уже поигравшие в первой лиге. Для меня сезон-66 сложился неудачно: перестало везти, появились трения с руководством клуба. Они целиком стали делать ставку на приезжих, из томичей за эти годы был привлечен только Слава Куць.  Я по этому поводу «выступил», и у меня начались проблемы. Не лез бы – было бы спокойнее жить, но я по гороскопу – Рыба и часто плыву против течения. В результате я уехал играть в Омск, провел неплохой сезон. На следующий год «Иртыш» занял первое место, и мои партнеры получили звание мастеров спорта СССР. Но я уже вернулся в Томск, так как здесь поменялось руководство.

- Это когда команду возглавил Борис Павлович Хренов?
- Совершенно верно – великий был, считаю, для Томска тренер, он несколько лет проработал в московском «Торпедо» помощником у самого Виктора Александровича Маслова. Борис Павлович великолепно чувствовал игроков и их возможности. Как-то его тренерскую работу проверяла научно-медицинская бригада. И доктора были поражены: Хренов без всяких приборов давал игрокам наиболее правильные упражнения, ускорения, нагрузки и т.д. Правда, Борис Павлович тоже больше делал ставку на приезжих. Причем эти москвичи по разным причинам отлынивали от трудных выездных матчей, зато рвались на поле в Томске, где судейство нередко было в пользу «Томлеса», и трибуны поддерживали, и начальство смотрело. Поэтому мне, к примеру, больше доводилось играть на выезде.

В следующем году на вторые тренировочные сборы я опоздал на два дня из-за рождения сына (у жены были сложные роды). Приехал, начал усиленно тренироваться, но мое опоздание использовали как повод для серьезного разбирательства. Я в очередной раз не сдержался. Выступил и, несмотря на то, что Хренов был на моей стороне (но он остался в меньшинстве), участь моя была решена. Больше за Томск я так и не сыграл, хотя мог попасть в команду и конце 60-х, и в начале 70-х, но… Моисей Миронович Мучник не простил мне, что я тогда на сборах в гневе швырнул в него бутсой. Не попал, правда, но путь в томскую команду мне был заказан.

- Где же играли потом?

- Один год – в Прокопьевске, где тогда были, кстати, Фальковский, Абасов и Володя Ченцов, еще год – в Новосибирске. А потом меня едва не «загребли» в армию, поэтому пришлось перебраться в закрытый Северск. Здесь я 3 года играл за сборную города на первенстве закрытых городов страны (а их было немало), выигрывали зону Сибири, неплохо выступали в финалах… Но, все же, как игрок, считаю, я явно не доиграл.

УСТАНОВИЛ РЕКОРД ДЛЯ АРБИТРОВ

- Зато вы прославили Томск как футбольный судья. Приятно было тогда смотреть по телевизору ключевые матчи грандов, которые судил томский арбитр. Причем справлялись неплохо, комментаторы хвалили. Насколько сложно было пробиться в судейскую элиту?
- Я начал судить еще в школьном возрасте. А вообще, дорога в судейство одна: сначала судишь первенство области, и коллегия судей тебя оценивает. Если у тебя обнаруживаются способности – тебя рекомендуют судить, скажем, первенство России среди юношей. И так далее – постепенно поднимаешься по лестнице. Я начал в 1975-м судить класс «Б» - помогал на линии Просвирину и Румянцеву. Потом два года не судил, так как работал тренером в команде мастеров. А в 1978 году меня опять рекомендовали от Томска судить, и в чем-то мне повезло. Тогда футболисты шли в судейство неохотно. Это потом поняли, что судейство – это престижно и неплохо оплачиваемая работа. А тогда платили немного: в высшей лиге – по 50 рублей за игру, а в низших 20-30. Наверное, сказалось, что я бывший футболист, умею разбираться в сложных ситуациях на поле, к тому же я в то время был достаточно молодым и быстрым, очень хорошо готов физически, а это очень важно для арбитра – успевать за ходом игры и быть в самых нужных точках. Одним словом, судейские сборы в Фергане прошли настолько успешно, что я попал не только в 30 рекомендованных арбитров, но и в шестерку тех, кто будет главными арбитрами на матчах второй лиги. Я перескочил через несколько ступенек, да еще установил уникальный для судейского корпуса рекорд: арбитр с низшей первой категорией отсудил главным 8 матчей, хотя в очереди на проведение игр стояли судьи не только республиканской, но даже и всесоюзной категории. Хотя и матчи мне назначали сложные, ответственные, с подоплекой. Но я справлялся: в год дебюта получил по пятибалльной системе всего две «четверки», остальные оценки были максимальные.


- И попали в высшую лигу?
- Нет, до высшей было еще далеко! Я два года подряд получал приз «Лучшему молодому арбитру России», вошел в десятку лучших судей республики, был «отличником» физической и теоретической подготовки, 4 года судил первый дивизион (а там ведь игры тоже сложнейшие!). И вот только после такой проверки, учитывая, что у меня не было срыва ни в одном матче, мне дали возможность с 1985 года судить высшую лигу.

- Были какие-то особо памятные матчи?
- Скажу честно, таких было много. Особенно запомнился матч в дебютном 85-м году в Кутаиси, когда судить пришлось буквально под дулами автоматов.

- Как это?!
- Матч проходил осенью, на финише сезона, и обе команды  - «Торпедо» Кутаиси и «Динамо» Тбилиси - были на грани вылета. ЦК компартии Грузии принял решение, что команда столицы, Тбилиси, не имеет права вылетать, значит, «Торпедо» должно проиграть. Ну, а на Кавказе народ горячий, к тому же очень любит футбол. Там было еще много подтекстов – и национальных, и исторических, и футбольных, и джентльменских. Приехало очень много болельщиков из Тбилиси. Словом, обстановка накалилась до предела, боялись: только какая-то искра – вспыхнет резня. И вот я выхожу на поле с командами и вижу, что по всему периметру стоят автоматчики, а на крыше, сказали, еще и снайперы сидят. В этой обстановке судейских ошибок быть просто не должно. И хотя иногда холодный пот прошибал – удалось отсудить нормально. Помню, только один раз в конце матча чуть покривил душой: форвард тбилисцев мощный Челебадзе активно атаковал голкипера, можно было дать играть, но я предпочел свистнуть – «нападение на вратаря». Команда Кутаиси тогда заслуженно выиграла за счет точного дальнего удара 1:0, но главное, что ничего так и не вспыхнуло. У нас потом просто камень с души свалился. Кстати, обе команды прописку тогда все же сохранили.

СПАС НИКОЛАЙ УГОДНИК

- Николай Павлович, известно, что футбольным судьям порой предлагают деньги за нужный результат. У вас такие случаи были?
- Мне в Баку предлагали целый мешок денег – «только скажи, что мы завтра выиграем». Но это же огромный риск, не говоря об остальном. А я, не реализовав себя как игрок, очень хотел проявить себя как футбольный арбитр. И чувствовал, что у меня это получается. А узнай кто про взятку – это же сразу крест на карьере. Ну, и наверное, сибирская закваска у нас такая: брать деньги, чтобы предвзятым судейством обеспечить результат – это нехорошо. Короче, не взял я тот мешок.

Еще я горжусь тем, что за годы судейства в первой и высшей лигах я не удалил с поля ни одного игрока. Судья ведь, прежде всего, воспитатель, и он не должен доводить дело до удаления, до каких-то стычек, разборок. Мне, к счастью, удавалось этого избежать. Естественно, для этого предпринимал профилактические меры. Перед матчем всегда беседовал с капитанами – такими авторитетными людьми как Ринат Дасаев, скажем. И они, видя, что я сужу объективно, были мне помощниками на поле, одергивали своих ребят. Я иногда, если видел, что игрок идет на явную грубость, делал предупреждающие окрики: «Вижу!», « Накажу!», «Играть аккуратно!» - и это помогало. Не зря мне советовали опытные судьи – красную карточку прятать в самый дальний карман, чтобы было время еще раз обдумать свое решение.

Кстати, с карточками у меня один раз был такой случай. Я в перерыве матча разбирал спорный эпизод, и выложил на стол карточки – ведь судьи на них делают пометки. И ушел на поле без них. А по ходу игры футболист заработал явное предупреждение. Я лезу в карман, а карточки у меня нет… Пауза, вроде, затягивается, но я  уже в то время возил с собой маленькую иконку Николая Угодника, а у нее обратная сторона желтая и размер подходящий. Я отзываю провинившегося в сторону и показываю ему … иконку. Никто ничего и не заметил, по крайней мере, ничего не сказал. А кто его знает, чем бы закончился напряженный матч (итоговый счет 3:2), если бы не иконка. Так Николай Угодник выручил арбитра Николая Юрова. И мне доверяли потом судить даже ответственные зарубежные матчи.

ЭТОТ «ВЕЧНЫЙ» ЗАБОР ПОСТРОИЛИ МАСТЕРА ФУТБОЛА

- А как вам удавалось совмещать достаточно активное судейство и тренерскую работу?
- Дело в том, что тренерской работой я занимаюсь всю свою жизнь - и хоккеистов тренировал, и футболистов. А судейство жизни помешать не могло. Еще будучи игроком Новосибирска, я уже взял себе команду из домов по соседству (а я жил на улице Усова, возле ипподрома). Там на пустыре было футбольное поле, я стал тренировать команду домоуправления и уже через год мы заняли второе место по городу. Первыми учениками у меня были Володя Помещиков и Сергей Дмитрюк, которые выросли в игроков команды мастеров. Потом появились Гимро, Соловцов, братья Пузановы, Скороходов, Рылов, Егоров и другие. Вообще я как-то посчитал, что моих воспитанников в командах мастеров играло больше 30. Это не считая тех,  кому я просто помогал как директор спортшколы или старший тренер. Я горжусь своими учениками, могу про каждого рассказать все и вся.
Просто, у меня была тяга к тренерству, ну, и наверное, какой-то талант – увидеть, из кого могут вырасти серьезные футболисты и помочь им в этом. А больше секретов никаких нет – надо просто все  свое время отдавать ребятам, быть для них примером. Я вот никогда не курил, всегда держал свои обещания, помогал пацанам, чем мог.

- А что было самым сложным?
- Главная проблема, обычно, была – найти нормальную площадку для занятий, а там уж ребят от футбола было не оторвать. В 70-е годы нам удалось договориться с заводом «Сибэлектромотор», директором которого был Юрий Яковлевич Ковалев. Он дал нам сварщика, и мы с Борисом Костыревым – и с помощью ребят - стали строить стадион «Мотор», обнесли его металлическим забором, который жив и по сей день. Но мало кто знает, что этот забор делали настоящие мастера футбола – Помещиков, Соловцов, Скороходов, Пузанов и другие.

Мои тренерские успехи: меня пригласили старшим тренером группы подготовки команды мастеров, и под моим руководством занимались целых 7 (!) групп. Потом я возглавил футбольную ДЮСШ, которую сам же и создавал, пробивал для нее часы занятий в новеньком тогда спорткомплексе «Победа». В ДЮСШ-17 я работаю уже 35 лет. До последнего постоянно тренировал группы ребят. Сейчас, правда, остался только тренером-консультантом. Переключился полностью на подготовку комплекса полей и площадок на стадионе «Победа». Люди с удовольствием приходят играть на хорошие подготовленные поля – любителей футбола в Томске хватает. Ребятишек всегда пускаю на поля и площадки бесплатно.


Оглядываясь на свою жизнь, могу сказать: как игрок – не раскрылся до конца, в судействе – добился определенных высот, ну, а тренерская работа – это просто вся моя жизнь. Я же не могу без футбола – я даже про него до сих пор стихи пишу…

«Заслуженный работник физической культуры России» (один из первых в области), судья Всесоюзной категории и тренер по жизни, Николай Павлович Юров продолжает свою бессменную службу томскому футболу, и давайте скажем ему огромное спасибо за это.
(Интервью: Сергей Симонов. Журнал «Томь» № 6, март 2014 г.)

2573
Добавить комментарий

Неавторизованный пользователь не может оставлять комментарии

    голосование

    Где вы приобретаете билеты на домашние матчи ФК «Томь»?


    Неавторизованные пользователи не могут принимать участие в голосовании