Авторизация

Заполните форму для входа на сайт

Новости

Интервью с Сергеем Жуковым из газеты «Тайм» (1998 год) 08 Мая 00:56

Интервью с Сергеем Жуковым из газеты «Тайм» (1998 год)

Небольшое предисловие: в этом давнем интервью достаточно много забавных моментов для сегодняшнего дня. Например, в первом вопросе, где говорится, что Казань - не футбольный город. Но на тот момент казанский «Рубин» только-только пробился в первый дивизион и не догадывался, что станет двукратным чемпионом России и победителем «Барселоны» и «Баварии». Думается, и сам Сергей Николаевич не один раз улыбнется, перечитывая интервью спустя почти четверть века. Но мы решили ничего не менять в тексте, потому что это - уже история, и подгонять ее под какие-то рамки явно не следует. А вот и сам текст из газеты «Тайм» за 1998 год:

БЕРЕГИТЕ ЖУКОВА!

Когда соперники в очередной раз так завалили Сергея Жукова на газон, что пришлось выбегать на поле врачу томской команды, болельщики «Томи» вскочили в порыве негодования. «Только троньте еще Жукова! На себя потом пеняйте!» - так выглядел бы мягкий перевод ряда выкриков для детской передачи о пользе спорта и физкультуры.

Еще бы! Этот парень за два матча сотворил чудо: забил 4 гола на любой вкус (левой, правой ногой, головой, издали, с 10 метров) в ворота Нальчика, а потом поверг ставропольское «Динамо», сотворив сначала гол-красавец, а затем забив решающий мяч. Благодаря в первую очередь Сергею Жукову и воспрянувшей духом команде болельщики Томска вновь поверили в свою «Томь». Поверили, что дебютанту по силам громить ветеранов лиги, выигрывать у фаворитов и твердо перебраться в середину таблицы.

Сергей Жуков - настоящий лидер, который обходится без громких слов и не любит дифирамбов в свой адрес. Зато на поле он «пашет» и творит, бьется и забивает, ведет команду в трудную и в счастливую минуту.

Таких футболистов во всей России сейчас не очень много. Нам повезло: у нас есть Жуков. И его надо беречь. Да простит меня Сергей за этот трескучий дифирамб.

- Сергей, ты родом из Казани, а это ведь не самый футбольный город…
- Ну почему? Были у нас Виктор Колотов, Геннадий Еврюжихин, другие известные футболисты.

- Ты их в деле видел?
- Маленьким был - видел. Но больше, конечно, по рассказам. По крайней мере, команда мастеров «Рубин» (Казань) мне казалась пределом мечтаний. О большем я в детстве, честно говоря, и не думал. Когда после дворового футбола, после спортшколы попал в «Рубин», то был на седьмом небе.

- А потом подумал, что есть еще что-то и повыше? Может, тренеры прочили хорошую карьеру?
- Я бы не сказал, что тренеры меня сильно лелеяли. Хотя играл я все время с парнями года на два старше. Когда попал в спецкласс «Рубина», тренеры говорили мне: играй, парень, работай, больше работай, и тогда из тебя может вырасти неплохой игрок. Но «звездой» я себя никогда не мнил. Действительно, играл, старался и пробился в итоге в основной состав «Рубина». Вот здесь, когда детские мечты сбылись, я начал забивать голы в команде мастеров, стал подумывать, что по силам сыграть и выше. Но тут пришла пора служить в армии.

- Ты тогда и попал в армейский клуб Смоленска?
- Сначала полгода служил в Куйбышеве. Но там уровень был не тот - только первенство города и чемпионат «вооруженки» - Советской Армии. На «вооруженке» -то меня и заметили смоленские тренеры, пригласили в клуб. Там я служил, играл 2,5 года, а по окончании имел уже предложения от ряда клубов высшей лиги чемпионата Союза. Из всех приглашений выбрал московское «Торпедо».

- Почему же именно «Торпедо»?
- Вообще-то я уже было написал заявление в днепропетровский «Днепр», там была очень сильная бригада. Как раз в том сезоне-88 они чемпионами стали, а в 89-м серебро взяли. Так вот перед сезоном-88 они и приглашали нас троих из Смоленска - меня и двух моих друзей (Эдуарда Сона и Петра Нештетера). Вроде бы уже решились - втроем как-то полегче будет. Но в последний момент я вдруг выбрал московское «Торпедо». Брат у меня там старший жил. Да и вообще - Москва, все-таки.

- А брат - футболист?
- Нет, просто в столице трудился и жил. Я подумал - все-таки опора, брат. И поехал в «Торпедо». Об этом решении не жалею, хотя мог бы сейчас, возможно, иметь золотую и серебряную медали чемпионата России. По сей день - москвич. В Москве - жена с дочкой. Дочка уже коренная москвичка. Ей 7 лет, нынче в школу пойдет.

- А по стилю игры тебе было без разницы - «Торпедо», «Днепр», «Спартак»? Или ты бессознательно именно в «Торпедо» хотел?
- Под торпедовский стиль я подходил. Но в принципе, думаю, не испортил бы игру и в любой другой команде. Но дух вообще-то у меня был торпедовский. Такой бойцовский, атлетичный, думающий футбол - это по мне. Поэтому, наверное, и пришелся ко двору.

- Отчего же ты все-таки не так надолго задержался в понравившемся «Торпедо»? Ведь я помню, что ты на поле трудился на совесть и голы забивал - и в Союзе, и испанскому «Реалу»…
- Только не «Реалу», а «Севилье». А в «Торпедо» потом произошла смена руководства. Валентин Иванов ушел, пришел какой-то смешной человек по фамилии Скоморохов, сами ребята ему же и доверили. Даже не знаю, где сейчас он работает.

- А, помню, это была эпоха демократических выборов… Иванов же считался довольно жестким, требовательным наставником.
- Да. И как раз в 91-м году играли на Кубок УЕФА с «Сигмой» (Оломоуц) из Чехословакии. Я в середине поля, ближе к флангу, потерял мяч. Не по своей воле, просто на мне сфолили, а судья не свистнул. Потом атака шла минут пять, а потом «Сигма» гол забила. После игры меня объявили виноватым в поражении. Как говорится, нашли крайнего. Конечно, расстроился я тогда сильно, переживал. А тут как раз шли экзамены в Академии физической культуры. Их я сдал успешно. По сумме всех этих событий, честно говоря, немного расслабился. Футболисты - они тоже не железные. И тут мне предложили расстаться с командой. Это была очень серьезная обида. В общем-то я верой и правдой служил клубу, выкладывался на поле до конца. И если ошибался, то ошибки исправлял потом и кровью, как говорится. А тут вдруг человек без году неделя в клубе, и меня выгоняет. Может, об этом даже и не стоит. Это все личные обиды и эмоции. «Бронзу» с «Торпедо» я в 91-м получил, но как только подвернулось предложение - уехал.

- Предложение было из-за границы?
- Да, из Бангладеш. Я поиграл там полгода, стал чемпионом страны, а потом вернулся в Москву.

- А торпедовцы не звали обратно? Ведь Скоморохов, по-моему, достаточно быстро ушел из команды?
- Торпедовцы звали не один раз. Но сначала обида еще не зажила. А в другой раз они меня уже как «собственность клуба» звали. Не звали даже, а как бы распоряжались. Я подумал, подумал - и не вернулся.

- Я слышал, что ты еще поиграл и в Германии?
- Как раз, когда я вернулся из Бангладеш, подоспело приглашение из клуба второй бундеслиги Германии. Причем клуб «Майнц» планировал усилиться игроками с расчетом побороться за выход в главную бундеслигу.

- Откуда тебя немцы знали?
- По «Торпедо», естественно. Да и в Бангладеш я получил самые хорошие отзывы, был признан лучшим игроком-иностранцем. Но в Германии на меня какой-то рок обрушился. Два года - сплошные травмы. Даже вспоминать не хочется. За три дня до старта чемпионата мне сломали коленную чашечку левой ноги. Долго лечился, чашечку крепили то шурупами, то штырями, то болтами. А железо не приживается, колено гниет. Вроде зажило, вышел на первую игру - опять ломают ту же чашечку, все болты полетели. Спас меня один берлинский специалист, поднял на ноги. Но год я в итоге потерял. А год без игры - очень много. Поэтому сначала была на поле лишь тень того Жукова, которого они видели в «Торпедо» и за которого платили деньги. Все-таки потом я форму набрал и два последних сезона сыграл на уровне.

- Остаться не предлагали?
- Было несколько предложений. Но что-то мне так тяжко уже в Германии стало, да и напасти постоянные. С чашечкой отмучился - ребра сломал. Ребра залечил - новая травма. Потом матушка умерла моя, царство ей небесное. Словом, почувствовал - не климат мне, надо на родину возвращаться, чтобы из этой полосы выбраться. Возможно, если бы я сразу в бундес-лигу попал, то не затерялся бы. А во второй лиге тяжко. Там так играют, знаешь… Мясорубка, одним словом.

- Может, еще были языковые трудности?
- Да нет, я английским немного владею, проблем не было. Правда, я месяц по-английски там поговорил, ребята ко мне подошли и говорят: мол, Сережа, ты у нас в стране живешь, давай-ка, переходи на немецкий. Пришлось учить немецкий.

- А российские клубы после Германии не звали?
- Звал волгоградский «Ротор», но звал не «железно». То есть, приезжай, мол, на смотрины… А оставалась всего неделя до истечения срока дозаявок. Скажут, что не подходишь, останешься без клуба. Поэтому я предпочел пойти к Юрию Семину в московский «Локомотив». Он никаких условий не ставил, сказал, что меня знает и берет в команду до конца сезона. Семин сказал, мол, смотри, тренируйся, сможешь помочь - поставим в состав. Сыграл я за железнодорожников всего пару матчей, у них тогда беспроигрышная серия в 11 туров шла, а победный состав не меняют, как известно.

- Но в «Локомотиве» ты не остался?
- Да, я выбрал «Тюмень». Там подобрался очень хороший коллектив. Мы выполнили задачу - вышли в высшую лигу и закрепились там. Обещанных денег нам, кстати, так и не заплатили, но это нас только закалило. Мы бились плечом к плечу не столько за деньги, сколько из товарищеского чувства, из коллективизма. Когда же платить совсем перестали и начали выпихивать неудобных людей, я, как капитан команды, потребовал выполнить обязательства перед игроками. Этого мне не простили - ушел из «Тюмени» со скандалом.

- Твоему появлению в «Томи» мы обязаны Владимиру Юрину?
- Да, ему и Вайнштейну. Они меня еще предыдущей зимой уговаривать начали.

- А ты хоть тогда знал, где Томск находится?
- Примерно. Не так уж далеко от Тюмени. Но я тогда еще надеялся поиграть в высшей лиге, в «Тюмени». Во вторую неудобно как-то было спускаться. А после скандала в «Тюмени», после звонков Талалаева и Мурашова из Томска, да еще после того, как узнал, что «Томь» в кубке против «Тюмени» будет играть - я решился. Главное, конечно, что я знал Юрина, знал его серьезное отношение к футболу.

- Томск тебя не разочаровал?
- Меня ребята здесь приняли как родного, как будто всю жизнь здесь играл. Коллектив здесь отличный, и это мне помогло легко вписаться в команду. Ну и болельщики в Томске замечательные, надо отдать им должное: дождь - не дождь, они приходят болеть за команду. Хочется побольше радовать их.

- Однако с продажей ВНК, наверное, и вам стало посложнее?
- Помаленьку ощущаем, хотя и понимаем эти сложности. Областная и городская администрации нас не забывают. Но хотелось бы, чтобы уделяли клубу побольше внимания в этот сложный период адаптации в первой лиге. Для большинства ребят он проходит с немалыми трудностями. Да и болельщики получают меньше удовольствия от наших результатов. А команде по силам добиться куда более высоких мест. Для Томска это был бы большой прогресс и стимул для ребятишек.

- Сколько еще может играть Жуков-футболист?
- Пока ноги не сотрутся. Пока пользу приношу.

- Но академию ты закончил?
- Закончил, теперь собираюсь в высшую школу тренеров. Век футболиста и вправду не вечен. А чему научить и что передать - это у меня есть, опыт уже немаленький. Но поиграть хочу подольше - мне всего 31 год.

- Мне Андрей Талалаев рассказывал, что ты его в «Торпедо», когда он туда только попал, просто опекал, как старший брат. Учил и футболу, и жизни. Есть в тебе такая жилка?
- Наверное. Есть желание молодым парням что-то подсказать, научить футбольным премудростям, да и не только футбольным. Сам я в Москву попал в 19 лет, искусов, честно сказать, было много. Кое-что, наверное, делал не так, а подсказать некому было. Был ведь в свое время кандидатом в олимпийскую сборную, даже в первую, мог, возможно, прожить более яркую жизнь. Хотя жалеть и оглядываться назад не люблю.

- В Томске ты уже освоился?
- Да, чужим себя не чувствую. Люди здесь доброжелательные, часто подходят, расспрашивают. Переживали за меня, что была операция на мениске.

- Еще девушки в Томске красивые…
- Девушки очень милые, добрые и всегда горячо болеют за нашу команду.

- Кстати, ты упомянул об операции - сейчас все нормально?
- Мне повезло. Вовремя прооперировали и довольно быстро вернулся в строй. Сейчас вот голами наверстываю, что не помог команде на старте.

- Ты всегда модно одет, отлично выглядишь в костюме - это школа «Торпедо», где еще в 60-е годы футболисты типа Валерия Воронина не уступали знаменитым киноартистам?
- И Москва, и «Торпедо», наверное, наложили отпечаток. Но я, по-моему, всегда был таким. Футболист должен не только радовать своей красивой игрой на поле, но и в жизни выглядеть красиво.

- Есть у тебя радости кроме футбола?
- Как выберусь в Москву. - ходим с женой по театрам - Большой, Ленком и т. д. Расширяю кругозор, так сказать. Здесь, кстати, тоже несколько раз был в театре. Люблю книги, музыку, общение с родными и друзьями. Но главное все же футбол.

Интервью: Сергей СИМОНОВ.


ТАЙМ-ДОСЬЕ
ФИО: Жуков Сергей Николаевич.
Дата и место рождения: 8 мая 1967 года, Казань.
Самое счастливое событие: Что пришел в футбол, и первый тренер Александр Вениаминович Иванов научил меня этой игре и дал путевку в жизнь.
Кумир в спорте: Много было и есть хороших игроков. Но быть похожим на кого-то - неинтересно.
Любимое блюдо: Неприхотлив в еде, мету все, что положат, лишь бы вкусно было. Ну, а так - от мантов никогда не откажусь.
Любимая марка автомобиля: Мерседес Е-200. У меня самого такой, на нем с удовольствием езжу.
Любимое место в Томске: Стадион «Труд», конечно же.
Любимый артист, певец: Музыку уважаю, люблю послушать, но что-то одно выделить не смогу.
Любимая команда на чемпионате мира-1998: Крайне жаль, что нет российской сборной. Болею за бразильцев. Хотя понравились, к примеру, югославы, хорваты, нигерийцы, аргентинцы, голландцы. Много команд, которые проповедуют современный, зрелищный футбол, который я и люблю.

767

голосование

Где вы приобретаете билеты на домашние матчи ФК «Томь»?


Неавторизованные пользователи не могут принимать участие в голосовании