Авторизация

Заполните форму для входа на сайт

Новости

Как мы знакомили полузащитника "Томи" Валерия Сорокина с историей города 02 Дек 17:59

Футболистам, не первый год играющим за Томск, наверняка будет интересно узнать больше о нашем городе и его прошлом, подумали мы. И пригласили полузащитника ФК «Томь» Валерия Сорокина на экскурсию в Музей истории Томска.

Любознательный и ироничный Валерий заранее поинтересовался, представлены ли в собрании такие экспонаты, как «Мяч, которым забил свой первый гол за наш клуб Валерий Климов». Впрочем, узнав, что ничего связанного с новейшей футбольной историей в музее пока нет, он не слишком огорчился: полузащитника интересует не только его профессия, в чем мы убедились во время прогулки по залам.

Дина Козлова, экскурсовод, научный сотрудник музея истории Томска, начала свой рассказ с выставки, посвященного самому раннему периоду из жизни города и Сибири. Валерий первым делом обращает внимание на необычное одеяние в витрине:

— Костюм Никиты Баженова, однозначно! Он любит одеваться в таком стиле!

— Это подлинный шаманский костюм, он создан в конце XIX века, экспонат предоставлен нам музеем археологии и этнографии ТГУ, — пояснила Дина.

Так мы выяснили, какая интересная стилистика привлекает одного из двух лучших бомбардиров нашей команды (Баженов и Голышев забили по 7 мячей).

Другой экспонат, заинтересовавший в том зале Сорокина — это старинная карта:

— Надо же, Самара как странно здесь расположена!

Дина раскрывает секрет карты:

— Она составлена в 1701 году, сразу видно, что тогда не было стройных понятий о картографии. Рельеф местности изображен необычно: Восток и Запад нужно поменять местами. На карте нарисован компас, он поможет сориентироваться.

— А если перевернем, то она будет реальная? — уточняет Валера.

— Да, летописец Семен Ремезов здесь бывал лично, и по сведениям очевидцев нарисовал первую сибирскую карту, — поясняет Дина. — Правда, она не очень подробная.

Выясняем, что река Томь, в честь которой названа наша любимая футбольная команда, на полотне не обозначена.

— Так, давайте подрисуем! — шутит Валерий.

Двигаемся дальше. На стенах вдоль лестницы — снимки старинных томских особняков, которые сохранились до наших времен. Экскурсовод рассказывает о ресторане «Славянский базар», о том, что Антону Павловичу Чехову город не понравился (и местные женщины тоже), и только обеды в этом заведении пришлись классику по душе, он назвал их «отменными».

На втором этаже музея коридор выдержан в духе старой томской улочки.

— Такие здания очень красивы, если со стороны на них смотреть-то сплошная романтика! Но жить в них, мне кажется, холодно и не очень уютно, — размышляет Валерий. — Я бы не поселился.

Заметив на музейной улице старинную урну, футболист восклицает:

— Мне кажется, вы реальную взяли, в городе! Говорите, эта сделана в XIX веке? По-моему, я похожие видел в Томске на днях!

Но главный экспонат улицы — это, конечно, план-панорама города первой четверти XX века. Над ней первый декан архитектурного факультета ТГАСУ Юрий Нагорнов работал больше 8 лет.

— Словно вид со спутника! — восхищается Валерий. — Надо же, каким огромным был Троицкий собор, и сколько в Томске церквей, просто поразительно.

Ищем на карте место, где сегодня располагается стадион «Труд». Валерий сначала указывает на ипподром, который когда-то существовал в городе:

— Я бы подумал, что это стадион! Вообще, какая разница — футболисты, лошади? Все бегают, с трибун на них кричат…

Заглядываем на выставку «Помню Томск ушедший, старый». Она тоже построена в виде улицы, экспонаты посвящены известным местам, расположенным в центре города. Отдельное внимание уделено Томскому государственному университету. Мундир профессора ботаники Бутягина, очки из прошлых времен…

— Как же они без дужек на носу держались? — любопытствует Валера.

Задерживается Сорокин, чтобы почитать письма одного из первых студентов ТГУ Николая Либерова. Присматривается к фото:

— Без волос… Наверное, он полысел тут, от тяжелой учебы?

— Нет, уже с такой прической приехал, тем более, тогда до Томска добирались около 14 недель, — сообщает Дина.

— Надо же, как долго! Поезда тогда еще не ходили?! — поражается игрок. — А в целом студент лучше Чехова отзывается о Томске?

Вчитываемся, что пишет Либеров: «Здесь очень холодно и ветер, к погоде невозможно привыкнуть».

— А мы нормально, тренируемся! — пожимает плечами Валерий.

Также узнаем из писем студента, что несмотря на обилие церквей, город, по его мнению, был не слишком религиозный: в церкви при университете не вставали во время службы, могли сидеть и болтать. И по улицам бегало много бездомных собак, приходилось носить с собой палку для самообороны.

Следующая часть улицы на выставке посвящена театру, построенному на деньги известного купца Королева.

— Что за купец, золотопромышленник? — уточняет Валерий. — На чем в те времена в Томске капиталисты зарабатывали?

— Разные были купцы, но в основном на золоте, — сообщает экскурсовод. — Сейчас его уже не осталось. Многие были меценатами, занимались благотворительностью, улицы мостили, кирпичи для университета бесплатно сделали.

— Не то, что сейчас… — вздыхает Валерий.

Узнав, что театр Королева сгорел, Валерий удивляется, почему нынешнюю Драму часто называют «элеватором»:

— Внутри же он неплохо сделан?

— Но снаружи не слишком эстетичен, и ради него взорвали старинные гостиные ряды, очень красивые здания.

— Как будто места мало, лучше бы театр в Калтае построили, где наша база! — предлагает Валерий.

Из театральных экспонатов Сорокина особенно впечатляет микроскопическая сетчатая сумочка:

— Я думал, это ситечко для чая! Дамская сумка?! Туда только кольцо влезет или крошечный ключик.

Мини-выставка, посвященная бакалее и чаю, удивляет футболиста плиточной заваркой, тяжелыми жестяными коробками, огромными самоварами. И навевает воспоминания:

— Иван-чай — это же исконный, сибирский напиток, он очень полезный. Я домой, своему отцу летом такой привозил, мне его в деревне Кандинка подарили, — рассказывает игрок.

В фотомастерской в духе прошлых лет Валерий рассматривает снимки:

— Ретро-классика: муж сидит на кресле, жена стоит рядом… — комментирует он. — Я совсем не фотографирую: меня постоянно ругают, что у меня плохо получается. Зато смотреть фотоработы люблю.

Импровизированный модный дом посвящен небольшим ателье, которые массово открывались 100 лет назад в Томске. Наблюдательный футболист сразу отмечает:

— Уже не пышные платья были, а облегающие!

Рассматривает снимки.

— Это, правда, столичные ателье, роскошь, у нас были попроще, — комментирует Дина.

— Ладно, не скромничайте! — убеждает Валера.

В следующем зале Музея истории Томска полузащитнику выпадает возможность помузицировать на немецком механическом пианино, созданном в начале ХХ века. Оно отлично сохранилось. А Валера может исполнить несколько простых мотивов:

— У меня сестра окончила музыкальную школу, благодаря ей знаю, как «Чижик-Пыжик» играется, — признается полузащитник. — Нормально пианино настроено, хорошо звучит.

На следующей экспозиции футболиста поражает огромный амбарный ключ: в карман такой не положишь.

Старинную ловушку для пушного зверя Валерий сначала принимает за арбалет, а узнав, что это на самом деле, шутит:

— Надо нам такую на базе в столовую поставить, узнаем, кто ночью еду ворует!

Рассматривает игрок «Томи» чугунные утюги. Среди них есть крошечный: для деликатных тканей, кружев.

— Нам похожим футбольные гетры сейчас гладят! — сравнивает Валера. — А в детстве я у бабушки застал чугунный утюг. Как его бабуля только поднимала?! Очень он был тяжелый, она его еще и на печку высокую ставила сама. Вот это, я понимаю, зарядка.

Берет в руки вафельницу и констатирует:

— Тоже тяжелая! Раньше были женщины другие. Сейчас худеют все, слабые. А раньше муж вечером нетрезвым, наверное, прийти бы боялся — сразу бы его встретили чугунной вафельницей!

Для фотосессии Валерий примеряет костюм зсказочного царевича. Он футболисту явно к лицу.

— На тренировку бы так прийти! — фантазирует Валера. — Образ очень хорош! Думаю, я смог бы потянуть эту роль в прошлые времена (смеется). А сегодня бы с удовольствием к нам на базу приехал в костюме. Вот бы удивились наши ребята, если бы я вошел в раздевалку в таком образе. На матч бы, конечно, не стал так наряжаться, но просто на тренировку — почему бы нет.

Поднимаемся на самый верх башни, где когда-то постоянно дежурил пожарный (в этом здании с 1859 года располагалась полицейская управа) и следил, не загорелся ли какой дом.

Наслаждаемся видами зимнего Томска.

Вот экскурсия и завершилась. Валерий оставляет свою запись в книге отзывов и подводит краткий итог:

— Узнал больше о Томске! Мне очень понравилось, все позитивно, интересно, спасибо вам, что организовали экскурсию и, конечно, благодарю сотрудников музея за рассказ! Отлично провел время. Когда я играл в Брянске, то посещал там музей военной боевой славы. Лазил по землянкам, подземным путям — он ими славится. Считаю, люди должны знать историю тех городов, где живут, работают. Когда я выступал в Бельгии, то пока во франкоязычной области жил, учил французский, потом переехал в нидерландскую, осваивал другой язык, хотя страна, казалось бы, одна. У нас иностранцы языка не знают и не слишком горят желанием его учить. Мы часто перебираемся из города в город, из команды в команду — у нас это принято. И я считаю, что футболистам нужна подробная информация о тех городах, за которые они выступают.

Из экскурсии Валерию особенно запомнилось письмо студента и старинные экспонаты: самовары, утюги, платья.

— Было интересно, может, весной, когда продолжится футбольный сезон, и мы вернемся в Томск, приведу сюда семью, тем более, я уже все тут знаю, что-то могу и сам рассказать, — полагает Валерий.

Мария Симонова (Томский Обзор)

4185
Добавить комментарий

Неавторизованный пользователь не может оставлять комментарии