Авторизация

Заполните форму для входа на сайт

Новости

Виталий Соловцов: "Без футбола себя и не мыслил" 21 Окт 12:17

Многолетний капитан томской команды мастеров, ее опора и надежда, центральный защитник Виталий Соловцов 21 октября отметил 55-летний юбилей. Многие болельщики прекрасно помнят еще его «цементирующую», спокойную игру в обороне и хладнокровие при пробитии пенальти. А те, кто смотрел областной футбол, знают, что Виталий Саныч был еще и лихим форвардом, бомбардиром. И за мячом бежал особой «иноходью» - чуть припадая на одну ногу (последствия серьезных травм). Приятно, что Виталий Соловцов не затерялся и на тренерском поприще. В частности,  выиграв со сборной России чемпионат Европы среди железнодорожников. Обо всем этом мы и говорили с юбиляром для программы «Наш Большой Футбол» и газеты «Футбол-Хоккей».

РОДОМ С ЧЕРЕМОШНИКОВ

- Виталий Александрович, прежде всего, разрешите от лица всех томских болельщиков присоединиться к тем поздравлениям, которые уже прозвучали в ваш адрес в связи с 55-летним юбилеем. Живите долго! Мы вам помним и вам благодарны за все, что вы сделали для нашего футбола. По традиции, нам бы хотелось начать с того, чтобы вы вспомнили, как футбол появился в вашей жизни. Тем более, что вы родом из такого легендарного района, как Черемошники... Как проходило ваше детство?
- В то время в каждом дворе играли в футбол! У нас в школе был достаточно спортивный класс, и два человека в итоге попали в команду мастеров: это я и Саша Скороходов, мы вместе учились. Плюс еще ряд ребят из нашего класса брали на сборы с командой. Все получилось постепенно, ступенькой за ступенькой. В те годы была группа подготовки футбольной команды «Томлес», это прототип сегодняшнего центра подготовки футболистов. Там была выстроена «лестница», и группа за группой росли, двигались по ней.

- Сейчас Черемошники ассоциируются, признаться, с криминальными настроениями. А прежде, если верить высказыванием ветеранов это был спортивный район, где жизнь шла вокруг стадионов и площадок…
- Да, спорт был очень значим. Добавлю, что еще из нашей, 54-й школы, был Саша Тимофеев, его тоже брали в команду, и других много было молодых ребят. Нельзя сказать, что во времена нашего детства Черемошники были благоустроенным районом. Но и сильно криминальным он не был, это преувеличение.

- Понятно, что вы с детства любили спорт, играли в футбол. Но когда вы поняли, что это больше, чем увлечение, что он может стать вашей профессией? Были ли альтернативы после школы, готовили ли себя к взрослой жизни, думали ли о продолжении учебы?
- Как ни удивительно, я сразу связывал свое будущее с футболом, о другом и не помышлял. Это было хобби, но оно постепенно переросло в профессию, которой я посвятил всю свою жизнь. Без футбола мы свою жизнь не представляли уже  лет с 15-ти, особенно наша группа при «Томлесе». Наш выпуск, ребят 1956-1958 годов рождения считался сильнейшим за все годы.

- Когда и как, от кого вам поступило приглашение во взрослую команду? Как отнеслись к предложению, помните ли тот момент? Насколько тогда был удачный период для футбола в городе?
- Конечно, прекрасно помню. Надо отметить, что в те годы, когда наше поколение стало играть в команде мастеров, время было для футбола в Томске трудным. Мы с Володей Помещиковым пришли в команду в депрессивные годы, когда распался «Томлес».  Хорошие условия для футболистов и забитые болельщиками трибуны остались в прошлом. Футбол в годы наших выступлений особо никому в городе не был нужен, и, главное, совершенно не был важен для руководства города. А предложение прозвучало после того, как мы в 1974 году успешно выступили в финале Кубка области. В те годы это был серьезные турнир, сильные команды. У нас же был молодежный состав. Тогда в группу подготовки пришел Николай Павлович Юров, он всех ребят «аккумулировал», привлек, объединил, и мы загорелись общей  идеей. Тренировались мы в то время много, не то, что сейчас, как минимум по 3-4 часа в день. Летом футбол, зимой хоккей... В итоге в 1975 году мы были достаточно прилично играющими для своего возраста молодыми людьми. И в 1975 году впервые за много лет 4-х томичей взяли на сборы команды мастеров: Сашу Скороходова, Володю Помещикова,  Игоря Гимро и меня. Володя сразу же заиграл в основе, а я еще летом выступал за юношескую сборную России. Кстати, там же играл Валерий Петраков, мы с ним пересекались в той команде. Когда я вернулся из сборной, то со второго круга меня заявили в чемпионат.

В БОЙ ИДЕТ ОДНА МОЛОДЕЖЬ

- Многие болельщики помнят вас как «либеро» или последнего защитника, было тогда такое амплуа. Но вы же в 18 лет начали играть, а обычно такую позицию доверяли людям опытным, взрослым.
- В 17 лет меня взяли в команду, первые два года я играл переднего защитника, действовал больше по игроку. Приобретался опыт. А затем произошло резкое омоложение томской команды, и мы с ребятами уже в 19 лет стали ведущими игроками. Я с 19 уже был капитаном, в то же время стал играть на позиции свободного защитника. Так почти все годы и отыграл на ней. Раз в Тюмени только тренер Агафонов меня поставил на опорного полузащитника, я тогда еще не был полностью готов после операции. Но обычно играл на позиции свободного защитника, «чистильщика».

- Кто именно пригласил вас в команду?
- Анатолий Ченцов, царство ему Небесное, позвал меня на сборы. Со второго круга принял команду Геннадий Михайлович Неделькин, заслуженный тренер Таджикистана. При нем я и стал игроком томского клуба.

- Вы  говорили, что 70-ые - это было депрессивное время для томской команды мастеров. Как чувствовали себя игроки этой команды? И были ли какие-то плюсы в такой ситуации?
- Старики, когда сняли все привилегии, и зарплата стала ниже, чем на заводе получал слесарь, быстро ушли. Так и вышло, что в команде осталась одна молодежь. С одной стороны это плохо, поскольку сразу 17-19 летних ребят бросили в самое пекло. Уровень второй лиги тогда был несопоставим с сегодняшним. В ней играли сильнейшие команды от Урала и до Дальнего Востока плюс Узбекистан и Казахстан. Плохо для совсем молодых игроков было то, что в команде не оказалось «дядек», 2-3 опытных футболистов, которые могли бы поделиться опытом. Тогда бы мы быстрее прогрессировали. Зато нам на руку сыграло, что мы сразу оказались в основном составе, играли почти без замен. В команде появились и новые молодые ребята – Владимир Пузанов, Борис Егоров. Так что, в ситуации были и минусы, и плюсы.

- А популярность в городе у команде была? Вы, играя в 70-ые годы  в Томске, чувствовали себя известным человеком? Вас узнавали на улице, подходили с вопросами?
- Любовь болельщиков к команде осталась. Да, подходили на улицах, в первую очередь деды, которые Томске выросли, всю жизнь посещали футбольные матчи, болели за свою команду. Они интересовались нашими делами. Но каким бы не был интерес болельщиков, от топтания на месте команду могло спасти только внимание руководства. Без него мы практически влачили жалкое существование. Да, была команда, она выступала в чемпионате России, но какое именно место займет, никого не волновало. Нас, игроков, место беспокоило больше, чем руководство…

- Сначала команда перешла из лесопромышленности под ведомство «Торпедо», а потом – завода «Манометр». Поменялось ли положение команды, условия?
- Да, при «Манометре» у нас все-таки появилась какая-то база, свой спортзал, автобус новый выделили команде, транспорт для нас тоже был больной темой. Стали идти навстречу в жизненных вопросах. 10 лет никто из игроков не получал квартиры. Люди по 10 лет отыграли, отдали команде всю молодость, и им, закончив с футболом, приходилось начинать все с нуля, на голом месте. Постепенно такие вопросы стали решаться лучше, чем до 1975 года.

- В томской команде играли, казалось бы, перспективные молодые ребята, с заметным футбольным потенциалом. Могла бы эта команда чего-то добиться с конце 1970-х и начале 1980-х при других условиях?
- Всех ребят ведущих приглашали в разные команды. Например, Серега Димитрюк уехал, он входил в юношескую сборную России, перспективный был вратарь. У молодых ребят неплохо сложились спортивные карьеры. Могли бы мы выступить сильнее? Думаю, если бы серьезнее решались организационные вопросы и коли в команде появилось бы 2-3 опытных человека (требовалось такое усиление), то, полагаю, мы смогли бы в ту пору решать серьезные задачи. 

- У вас были в то время приглашения, желание попробовать себя в другом городе, на другом уровне. Выступать там, где к футболу, к команде, относятся иначе, где лучше условия? Поступали ли к вам предложения?
- Были возможности, были приглашения – звали и во вторую, и в первую лигу. В 1979 году был интерес ко мне даже со стороны куйбышевских «Крыльев Советов» из высшего дивизиона. Мы с ними играли на сборах. Но это сейчас все на контрактах, а тогда потерять ведущего игрока, капитана, перед началом сезона и даже не получить никакой компенсации - было для команды огромной проблемой. И один тренер, Царство ему Небесное, такую мне дал характеристику селекционерам, что пришлось мне остаться в команде в Томске…

ИЗ МАСТЕРОВ СПОРТА – В ТОКАРИ-РЕВОЛЬВЕРЩИКИ

- Вы затронули тему тренеров. Хотя ваша карьера получилась короткой, но вы успели поработать под руководством нескольких наставников. Вспомните впечатления от взаимодействия с ними: кто запомнился больше, кто оказал особое влияние? Тем более, что вы тоже потом стали тренером.
- Мне довелось поработать с Анатолием Терентьевичем Ченцовым на первых в моей жизни сборах в команде мастеров. Он по отношению к футболу был профессионал высшего уровня. И сам, кстати, играл прекрасно, не зря в «Кайрате» выступал, в высшей лиге, и в свое время был там ведущим игроком.  Геннадий Михайлович Неделькин проработал в Томске всего один круг, но именно при нем я попал в команду. Затем нами руководил Геннадий Михайлович Ращупкин, любящий свое дело, преданный футболу человек. Но, наверное, несколько старой закалки, ему не хватало чуть-чуть тонкости в работе, знания психологии. После него команду принял Борис Моисеевич Фальковский. Этот человек, думаю, не только в моей биографии, но и в биографии большинства томских игроков оставил заметный след. Думаю, Борис Моисеевич - это безгранично преданный футболу человек, и глядя на него, ребята из команды старались соответствовать тренеру. Агафонов стал последним, с кем мне удалось поработать в команде мастеров.

- Вы слишком рано окончили футбольную карьеру, вам не было еще и 30 лет. Почему? Понятно, что медицина в то время была слабее, но, возможно, другие обстоятельства сказались?
- Травмы повлияли -  к сожалению, было время, просто одно за другим шло: переломы, вывихи…Но я восстановился, перенес тяжелую операцию на коленном суставе, тем не менее, через 9 месяцев уже играл. Затем сложилась такая ситуация: команда посыпалась, ясное дело, надо было делать выводы. Тренеру было удобно на кого-то переложить вину, тогда попытались выдвинуть предположение, что ряд игроков начал сдавать игры. Я говорю, это Вовка Помещиков, у которого тот сезон был едва ли не лучшим за всего годы в Томске, игры сдает?! Его тоже отчислили из команды. Просто нонсенс. А у меня так вышло, что я накануне той истории в пяти последних турах трижды получал приз лучшего игрока матча (тогда в каждой игре определяли лучшего). Возвращаюсь с выезда и вдруг узнаю, что отчислен. Парадокс какой-то, но так было. Это при Агафонове случилось, тогда прошло и знаменитое собрание. Потом о нем написал большую статью Ариф Михайлович Абасов, где прямо сказал, что все было надуто, тренеры и руководство так пыталось прикрыть свои провалы. На следующий год у руля команды вновь встал Борис Моисеевич Фальковский, был вариант вновь вернуться в футбол, мне звонили, звали на сборы. Помещиков вернулся, а мне самолюбие не позволило. Хотя, конечно, хотелось еще поиграть.

- Карьера завершилась внезапно, понятно, что у вас не было тылов и продуманных путей отхода. Я понимаю, что в СССР не было безработицы, но вы оказались в профессиональной пустоте. Как решили эту проблему?
- Через две недели после того, как меня отчислили из команды мне принародно, при трибунах, вручили значок мастера спорта СССР по футболу. Но карьера была закончена. Внутри все просто горело, какое было огромное желание играть! Травмы как раз отошли немного. Я остался на манометровом заводе, в цехе. Год отработал токарем-револьверщиком, пахал вместе с бригадой, и зарабатывал, кстати, в 2 раза больше, чем в команде мастеров. Вот такие парадоксы прошлого. Через год меня Слава Куць пригласил работать в «Локомотив», и с осени 1988 года моя тренерская работа связана с железной дорогой…

СЕМНАДЦАТЬ ПЕНАЛЬТИ БЕЗ ПРОМАХА!

- Что касается вашего игрового прошлого: очень мало было мастеров спорта по футболу, насколько для вас это была значимая награда, вы же ее получили за преданность команде?
- Именно, в то время в классификации был пункт о том, что если игрок 10 лет выступает за одну команду, при этом один из лидеров, у него прекрасные характеристики, то можно давать награду. Володя Помещиков получил бы ее непременно тоже, но он на год в Кемерово уезжал, получилось прерывание стажа. В Томске один, на Алтае и в Красноярске 1-2 человека еще были отмечены этой награды. Единицы. Другой шанс для получения – это надо было, чтобы команда занимала не ниже 5 места в чемпионате СССР три года подряд, а ты сыграл 50% матчей, или выйти в полуфинал Кубка СССР.

- Для вас это важная награда?
- Разумеется, особенно актуальной она была в тот период,  когда меня только что отчислили из команды. Она стала бальзамом на мою душу.

- Вы по амплуа защитник, разрушали атаки, но в вашем активе есть и забитые мячи, больше 10…
- Я сыграл около 300 матчей и 19 голов забил.

- Вы были штатным пенальтистом команды. А присутствовало ли голевое желание идти вперед?
- Оно-то присутствовало, но стоило мне перейти за центр поля, как Борис Моисеевич так с бровки говорил, что…Оборона у нас была не такая уж сильная, мы пропускали много, так что не разрешалось защитникам активно участвовать в атакующих действиях, разве что при стандартах мы могли подключаться. Но я в отношении голов установил рекорд: из 17 пенальти забил 17, ни разу не промахнулся.

- Некоторые футболисты боятся бить пенальти, ведь очень высоко эмоциональное напряжение. Вы всегда знали, что выйдете и забьете, не бывало комплексов и сомнений?
- Здесь нужен фарт и внутренний кураж, уверенно себя чувствовать, не подходить к мячу в мандраже (из-за него все неточности). Так мне и удавалось разводить по разным углам вратаря и мяч.

ВЫВЕЛ РОССИЮ В ЧЕМПИОНЫ ЕВРОПЫ

- Ваши тренерские успехи связаны с «Локомотивом», командой железнодорожников. Но ведь вы не сразу пришли и стали тренером сборной РЖД? Каким был ваш тренерский путь?
-  При спортклубе «Локомотив» в те времена, когда еще была кемеровская, а не западносибирская железная дорога, у нас в Томске было две ставки тренеров по футболу. Куць и я долго там работали, Вячеслав Васильевич тренировал еще и сборную команду железнодорожного узла, хорошие ребята у него там подошли - братья Каштановы, Ахиджак, Даниленко, сильный воспитал он выпуск. Я в то время работал с более молодыми ребятами, потом пришла пора, и так случилось, что я возглавил первую команду, а Вячеслав Васильевич стал больше тренировать ребят помладше. А что касается сборной – первый раз я был вторым тренером сборной России по «Локомотиву» еще в 1998 году.

- На протяжении многих лет томские игроки - база для сборной России железнодорожников. За что им такой почет и уважение, в чем секрет?
- Наверное, за счет того, что они выигрывают соревнования, есть результаты, а в таком случае и отношение другое. Немаловажный фактор и что тренер - томич. Ясно, что иначе сборная бы строилась на базе другой команды, в ней были бы другие люди. Только не знаю, каким бы получился результат, таким же или нет.

- Вы до сих пор наставник национальной сборной железнодорожников. Какие у вашей команды главные достижения?
- С томичами мы за 8 лет не проиграли ни одного чемпионата России. А состав силен, все-таки это 16 команд, от Калининграда до Дальнего Востока, 16 железных дорог выставляют свои коллективы.  Ежегодно проводятся соревнования. Плюс раз в 4 года Международный спортивный союз железнодорожников проводит Кубок Европы. Два года 15 европейских сборных играют в трех группах, по 5 команд в каждой. Проводится два круга, затем занявшие два первые места в группе выходят в финальную часть, плюс к ним добавляются чемпион прошлогоднего цикла и команда-хозяин турнира. Так 8 команд составляют финальную часть турнира. Их уже делят на две группы, и 4 команды выходят в прямые стыковые игры. Мы в 2005 году выиграли предварительную группу, с 1 места вошли в финальную часть. В 2007 году финал проходил в Чехии, и он удачно для нас сложился. Прежде 28 лет не выигрывали Россия и СССР эти соревнования, а нам посчастливилось. Во Франции в прошлом году мы играли уже без отборов, в ранге чемпионов. Мы там выиграли 3 игры в группе, дошли до финала, но победить хозяев во Франции при их арбитраже проблематично, поэтому в дополнительное время нам все же забили один гол, и мы остались вторыми.

- Кто играет в этих командах железнодорожников? Неужели люди, которые реально работают в системе РЖД? Например, в вашей команде одно время выступал известный нам Руслан Ахиджак...
- Он раз был в команде, в Чехии. В остальном это люди, которые тренируются и работают в РЖД. Может, не в таком жестком режиме, как остальные железнодорожники, им идут послабления, но тем не менее. Сейчас жестко отслеживается, откуда игрок, на всех соревнованиях под эгидой РЖД проверяется – каждый должен иметь как минимум год стажа. Нельзя собрать и повезти новых людей. Костяк сборной - томичи. Правда, если во Францию мы ездили на Кубок томским составом, то перед этим я угадал, взял двух дальневосточников, один защитник, другой нападающий. И не ошибся, нападающий больше всех забил.

- Эти достижения в футболе как-то сказались на ваших званиях? Вы стали заслуженным железнодорожником?
- Нет, сейчас стараются давать звания людям, связанным с движением, непосредственно с поездами. Да, я раз пять признавался лучшим тренером по «Локомотиву». Кстати, у меня есть медаль «За заслуги перед областью», но она подписана Тулеевым. Ребята томские, заслуги томские, а медаль у меня из Кемерова, так как управление дороги – там.

- Вы знакомы с областными командами. Как сегодня, на ваш взгляд живет областной футбол?
- Как ни прискорбно, для него сейчас тяжелые времена. Почему? Раньше каждое предприятие большое или завод имели свою команду. Теперь содержать команду, участвующую в чемпионате области по большому футболу, стало достаточно накладным делом. Это экипировка, аренда полей для игр, для тренировок, бонусы ребятам. Фактически весь футбол областной, ведущие команды, держатся буквально на одном человеке, действительно в этом заинтересованным. Например, без Славы Вишневского невозможен КД «Восток»…Если один человек закроет глаза на команду, перестанет ею заниматься, то все, ее не будет практически.

- Вы в системе областного футбола как-то фигурируете?
- Нет, только разве что матчи посещаю, просматриваю кандидатов, кто мог бы у нас выступить. Правда, у нас интересная ситуация: остался последний стадион, который еще находится на балансе РЖД Западносибирской дороги, на станции Инской, но и его планируют на следующий год отдать в Новосибирск, так решила администрация. Выходит, у нас есть команда железнодорожников, есть сборная, но нет условий, чтобы собираться и тренироваться. Хотя отношения к спорту в РЖД лояльное. Много соревнований по футболу – большому, мини, пляжному. Чемпионаты России проводятся. И мы, кстати, везде участвуем, и даже там тоже из призов не выпадаем.

- То есть, команда собирается только накануне соревнований и тренируется?
- Да, такая короткая подготовка. Я со всеми на связи. Есть у нас ребята из Алтая и Новосибирска. Основа команды в Томске, конечно. Я выясняю, кто как себя чувствует, затем собираю ребят, мы 2-3 дня готовимся к турниру и в нем участвуем.

ЗАБИВАЕМ ХОРОШО, НО СТОЛЬКО ПРОПУСКАТЬ НЕЛЬЗЯ!

- Я знаю, вы стараетесь не пропускать игры «Томи». Что скажете о нынешней команде? Обычно футболисты-ветераны стараются профессионально оценивать игру команды мастеров…
- Что можно сказать: менеджмент сменился, думаю, это пойдет на пользу, поможет в развитии команды. Если говорить об игре, то вселяет уверенность игра в средней линии, в атаке. Но так, как мы действуем в обороне, при том, что стоит задача выхода в премьер-лиги… Нет, столько пропускать нельзя! По два гола за матч часто пропускаем…Хорошо, что по 3 забиваем. Только во всех играх не будешь столько забивать.

- Если быть откровенным, то нет ли у вас какой-то обиды, досады, зависти, по отношению к нынешнему поколению футболистов? У них другие условия не только финансовые, но и для профессионального развития. Можно играть за границей, переходить в разные клубы, подписывать контракты. У вас не было такой возможности, футболисты вашего поколения не сумели заработать столько денег, чтобы потом не переживать за свою жизнь и достаток своих детей...
- Это реалии времени. И не такие люди как я, а те, кто играл за сборную СССР, жили по-разному, некоторые закончили свою жизнь, никому не нужные, выброшенные, больные. Профессиональный спорт и здоровье  - понятия несовместимые, как я сейчас, в 55 лет понимаю. Я бы хотел сказать – у нас есть болельщики, дилетанты, они вечно говорят, мол, сколько футболисты получают, зарабатывают… Не надо завидовать этим деньгам! Эти ребята теряют всю молодость, ничего не видят в жизни. У них одни переезды и перелеты. Кажется, интересно, город посмотрел. Но что ты посмотришь из окна автобуса или из иллюминатора самолета? Футбол теперь стал контактным, жестким, плотным, отсюда обилие травм. Люди продают свое здоровье, надо прямо об этом говорить. А то, что они хорошо зарабатывают – ладно хоть будет в старости на что лечиться.    

Газета «Футбол-Хоккей», 2012 год, 2 ноября. Олег Игрушкин.

1420
Добавить комментарий

Неавторизованный пользователь не может оставлять комментарии